«Публика против вас, но будущее за вами», - писал Щукин Матиссу в 1910 году. «Против» была не только публика в начале XX века, но и советское правительство в середине столетия. В 1948 году был ликвидирован Государственный музей нового западного искусства, объединивший коллекции С.И.Щукина, И.А.Морозова и А.В.Морозова, И.С.Остроухова, М.П. и Н.П.Рябушинских и др. Собрание музея было разделено между ГМИИ им. Пушкина и Государственным Эрмитажем по соглашению директоров этих музеев - С.Д.Меркурова и И.А.Орбели.

Большая часть полотен импрессионистов и постимпрессионистов перешла в ГМИИ. Директор Эрмитажа И.А.Орбели забрал «вредные для соцреализма» полотна Матисса, Дерена, Пикассо. Музей получил важнейшие для искусства XX столетия полотна: «Красную комнату», «Танец», «Музыку», «Семейный портрет» Матисса, «Две сестры», «Танец с покрывалами», «Три женщины» Пикассо, «Портрет неизвестного, читающего газету» Дерена, триптих Боннара «У Средиземного моря».

Все эти произведения, кроме работы Боннара, происходили из собрания московского коммерсанта, великого русского коллекционера С.И.Щукина. Обладая тонким художественным чутьем, Сергей Иванович любил сам находить в Париже картины, «угадывать» талант еще никому неизвестного художника и удивлять публику. «Первые привезенные Щукиным пейзажи Моне так же возмущали, как ныне Пикассо… », - писал искусствовед Я.А.Тугендхольд в 1914 году.

Первые полотна Гогена и Сезанна появились у Щукина в 1903 году - задолго до их общеевропейского признания. Через несколько лет его гогеновский ансамбль стал лучшим в мире. Из него происходят эрмитажные «Младенец. (Рождество)», «Rave te hiti aamu. Идол», «Женщины на берегу моря. (Материнство)», «Te avae no Maria. Месяц Марии», «Подсолнечники».

Познакомившись с Матиссом в 1906 году, Щукин стал его патроном и активно покупал его произведения, среди которых были не только упомянутые выше шедевры, но и «Игра в шары», «Арабская кофейня», «Разговор», «Портрет жены художника» и многочисленные натюрморты. Для своего особняка в Москве Щукин заказал мастеру панно «Танец» и «Музыка». В письме 1910 года он писал Матиссу: «Я нахожу панно интересными и надеюсь однажды их полюбить. Я полностью вам доверяю». Щукин, не принимая некоторые картины сразу, приобретал их, чтобы «всмотреться» и понять. Так сложилась лучшая в мире к 1914 году коллекция работ другого ведущего живописца эпохи - Пикассо.

«Я не любил этого художника и не покупал его картин…», - говорил Щукин одному из завсегдатаев своей галереи. Поддавшись уговорам друзей, он приобрел одну его работу. В Москве он повесил картину в коридоре отдельно от других, потому что она вносила диссонанс в его собрание. Но привыкнув видеть это произведение Пикассо каждый день, Сергей Иванович открыл в нем «железный стержень, твердость и силу». После этого он купил вторую картину Пикассо и понял, как он сам говорил, что «не может без него» и стал покупать одну картину за другой.

В 1909 году С.И.Щукин открыл для публики свой особняк, который охотно стали посещать молодые живописцы.

Московский особняк другого выдающегося собирателя, фабриканта И.А.Морозова, всегда был закрыт для посторонних. Иван Абрамович никогда не старался привлечь внимание к своей коллекции русской и европейской живописи и не любил ее показывать. А она была великолепна. В отличие от увлекающегося Щукина, покупавшего то, что было на острие современного искусства, Морозов спокойно и вдумчиво приобретал один шедевр за другим, словно нанизывая жемчуга на нить. В поле его зрения была вся французская живопись за последние тридцать лет.

Эрмитаж хранит найденные Морозовым в галереях парижских маршанов картины: «Берег пруда в Монжероне» и «Уголок сада в Монжероне» Моне, «Девушка с веером», «Ребенок с кнутиком» Ренуара, «Таитянские пасторали», «Eü haere ia oe. Женщина, держащая плод», «Nave Nave Moe. Чудесный источник (Сладкие грезы)» Гогена, «Хижины» Ван Гога.

Морозов обладал лучшим в мире собранием картин Сезанна, своего любимого живописца. В него входили «Девушка у пианино» и «Автопортрет в каскетке», «Натюрморт с драпировкой», «Гора Св. Виктории» и «Голубой пейзаж».

Из одиннадцати произведений Матисса в коллекции первым появился «Букет», за ним - «Синий горшок и лимон», положив начало уникальной группе натюрмортов этого художника.

Музыкальный салон особняка Морозова украсил декоративный ансамбль «История Психеи», заказанный Дени, а лестницу – исполненный Боннаром триптих «У Средиземного моря».

Первая мировая война остановила пополнение собраний. После Октябрьской революции, в 1918 году, коллекции были национализированы. Их владельцы оказались за границей. Щукинская галерея заработала как государственный музей в ноябре 1918 года, на полгода позже открылась для публики Морозовская. Через 4 года собрания были объединены в музей, просуществовавший 25 лет.